Слава Демиш: редактура
5 заметок с тегом

редактура

Борьба с неизвестностью

О том, как ходить туда, неизвестно куда и делать то, неизвестно что

Человек развивается, когда сталкивается с чем-то неизвестным и вступает в бой. Иначе говоря, борется с неизвестностью.

Я борюсь с неизвестностью из рук вон плохо: паникую, откладываю задачи, из-за этого начинаю винить себя, и всё становится только хуже. Спустя время, когда бездействие приближает меня к катастрофе, я всё-таки приступаю к работе. Часто неизвестная задача оказывается проще, чем казалось.

У меня есть некий интуитивный алгоритм «правильной» борьбы с неизвестностью. Я не всегда им пользуюсь, потому что он требует чуть больше контроля над своим разумом, чем у меня есть.

Чтобы отойти от интуитивности и сделать подход системным, я зафиксирую его в тексте. Кажется, это поможет уменьшить страх перед неизвестным, а значит — я буду развиваться легче и быстрее. Если вы со мной, читайте статью.

Всего я придумал 7 шагов. Вот они:

1. Не паниковать

Страх перед новым — это физиология, а не психология, как часто думают. Поэтому его нельзя просто выключить усилием разума. Но можно его либо переступить, либо проигнорировать — что по сути одно и то же.

Я много раз слышал от наставников или друзей, что-то такое: «Это всего лишь страх — не бойся!». И после этого начинал бояться ещё сильнее. Их поддержка работала, как фраза: «Не думай о слоне» — я моментально представлял слона. Почему-то розового. Со страхом было ровно так же: после фразы «не бойся» я начинал бояться.

С этой проблемой мне помогает разбираться понимание того, как устроен страх и зачем он возникает. Страх — это рефлекс перед чем-то новым, непроверенным. Если ходить по шаткой деревянной лестнице много раза, постепенно страх уходит, даже если лестница вся скрипит и шатается. Да, остаётся осторожность, но страха почти нет. Но впервые идти по этой лестнице страшно, потому что выглядит она ненадёжно да и вообще фиг знает, выдержит ли она. Страх — это защита нашего организма от непроверенной фигни.

Когда я понял, что страх неизбежен, и он всегда будет возникать перед чем-то новым: хорошим или плохим, я немного успокоился. В конце концов, если делать только то, что известно и понятно, жизнь превратится в рутину. А я очень не хочу жить в рутине, так что я развернул значение страха для себя на 180 градусов: если страшно, значит я иду в верном направлении.

К сожалению, пара абзацев вряд ли поможет вам закрепить это осознание в голове. Мне помогли несколько книг и статей в комбинации с личным опытом.

Хорошее самочувствие, Бернс
Тонкое искусство пофигизма, Мэнсон
Как снижать тревожность прямо сейчас, если поймал себя за руку

2. Убедиться, что это действительно неизвестность

Самый простой способ победить «неизвестность» — списать у тех, кто уже это сделал. Но тут есть нюансы. Одно дело, если вы ищете информацию о том, как написать кейс о работе с клиентом. И другое, если вы ищете способы разбогатеть. В первом случае нет смысла изобретать велосипед, проще найти пару хороших кейсов и учебных статей, выбрать оттуда лучшее и сделать. Во втором случае, по-моему мнению, нет смысла читать истории успеха и пытаться повторить чью-то, придётся искать свой путь. Но мысль ясна — сперва надо понять: а точно ли это «неизвестность» или это «неизвестность» только для тебя.

Первым делом нужно поискать, какие решения уже существуют и можно ли их использовать у себя. Кстати, поискать — значит не только погуглить. Сюда же идут книги, курсы, вопросы к коллегам, наставникам, фейсбуку и ответам мэил.ру.

По моим ощущениям, этот этап легче даётся тем, кто изначально легко сходится с людьми и/или умеет работать в команде. Мне это даётся с трудом, поэтому в ситуации «неизвестности» я сперва копаю в себя, не нахожу решения и начинаю его изобретать. Прохожу 3—5 кругов ада в зависимости от, и только потом иду искать решение во внешнем мире. О проблеме я знаю, так что стараюсь следить за собой.

Пока что у меня алгоритм простой: если что-то для меня «неизвестность», я иду исследовать.

Не бойтесь задавать глупые вопросы

3. Разобрать неизвестность на части

Следующий шаг — отделить известное от неизвестного. Например, задача «Привести проект к светлому будущему» для меня ещё какая «неизвестность», она пугает своим размером. Но если разделить её на подзадачи, то часть из них будут для меня понятными, а часть нет. В любом случае изначальный уровень неизвестности снизится, потому что появится список понятных и простых задач.

Оставшиеся непонятные подзадачи тоже можно разложить на известное и неизвестное. И потом ещё раз, если размер задач позволяет.

4. Разложить все задачи по стопкам

Теперь мои действия делятся на четыре процесса, которые в идеале должны идти параллельно:

  • — известное делаю сам — это понятный процесс: задача мне понятна и известна, я ставлю её в стэк и в нужный момент просто делаю;
  • — известное делегирую — это тоже просто: например, нужна иллюстрация для статьи, я знаю, какой она должна быть, но рисовать не умею (или некогда), поэтому я ставлю задачу иллюстратору;
  • — неизвестное делегирую — это сложнее, но смысл тот же. Главное — знать, кому можно делегировать, а дальше проблем нет: прихожу к человеку, объясняю задачу, прошу помочь, а дальше по ситуации;
  • — неизвестное делаю сам — это самый сложный процесс для меня, про него следующий блок.

5. Сделать первый шаг

Делать самостоятельно что-то неизвестное приходится в трёх случаях:

  • — просто хочется, интересно,
  • — надо сделать, но некому,
  • — отсутствие навыка блокирует рост.

Во всех трёх ситуациях надо сделать одну простую вещь — первый шаг. У меня есть подозрение, что кто-то из читателей ожидал найти тут волшебную кнопку, но её нет. Так или иначе «неизвестность» придётся преодолевать в лоб, обхода не существует. Поэтому да — джаст ду ит. Единственный совет, который мне правда помогает — полезно фокусироваться на небольшом первом действии, а не на всей задаче.

Мои примеры небольших первых действий:

  • — назначить встречу,
  • — создать документ и написать заголовок,
  • — задать вопрос,
  • — забить час или два в календаре,
  • — вбить в поиске запрос и открыть 2—5 статей по теме, вести лёгкий конспект,
  • — спросить в рабочем чате,
  • — встать с дивана,
  • — сделать шаг в пропасть.

Все они простые, но в этом и смысл. Фраза «главное начать» хоть и ужасно банальна, зато работает.

6. Отдышаться

«А-а-а-а-а-а! Получилось!» — примерно так я реагирую, когда удаётся преодолеть «неизвестность». И примерно так же, но в отрицательных формулировках, если не получилось. Но тут не столько важен успех или неуспех, сколько наличие хоть какого-то результата. Потому что любой результат — это победа над «неизвестностью».

Как я уже говорил — «неизвестности» бесконечны и будут появляться до конца жизни. Если пытаться победить их все, рано или поздно, упадёшь, поэтому надо уметь отдыхать. Несмотря на иллюзию лёгкости этого дела, правильно отдыхать — непросто. Я ещё только учусь, но лучше всего мне помогает спорт. Что поможет вам — я не знаю.

Я бы хотел обратить внимание на важность баланса: отдыхать надо не слишком много, но и не слишком мало. Если отдыхать слишком много, потом трудно разогнаться и включиться в работу. Если отдыхать мало — усталость копится, и результаты постепенно снижаются. Поиск этого баланса, опять же, дело каждого. Лично я сам ещё не очень хорошо это регулирую.

7. Зафиксировать результат

И последний шаг — запомнить самому и передать опыт другим людям. Для этого можно написать статью, сделать презентацию, провести семинар, записать видео, написать книгу, сделать рассылку или что-то ещё. Инструмент передачи не так важен. Важен сам факт.

Во время фиксации результата придётся проанализировать свой опыт, вспомнить ошибки и решения, какие-то новые идеи, чужие идеи, потом нужно будет структурировать всё это и сделать готовый продукт. Например, эта статья — такой продукт для меня.

Фиксация результата — это не попытка что-то продать или чему-то научить, поэтому я не сильно беспокоюсь о целевой аудитории или понятности. Целевая аудитория этой статьи — я сам. Такая установка помогает расслабиться и не переживать о том, много ли нового узнают читатели, понравится ли им, поймут ли они, а не сказал ли я банальщину и так далее. Как бы смешно это не звучало, но я пишу для себя. Если бы я делал семинар, тогда о целевой аудитории пришлось бы хоть немного подумать, но это всё равно не стало бы большим препятствием.

Зная себя, эту статью я не буду перечитывать в будущем. Но мне и не надо. За то время, которое ушло на её написание и редактуру, я выучил её почти наизусть. И это, пожалуй, главная задача этого шага.

То же самое, но кратко

«Неизвестность» — это любая новая задача, которая находится чуть выше текущих способностей. Борьба с неизвестностью — это бесконечный процесс роста и способ сделать жизнь интереснее. «Неизвестность» всегда растёт вместе с человеком, а какой-то финальной, самой главной «неизвестности» не существует. Поэтому нет смысла покорить всё, куда важнее получать удовольствие от процесса.

Чтобы побеждать «неизвестность», я пользуюсь таким алгоритмом:

  1. Успокаиваюсь, потому что любая неизвестность пугает, а страх мешает совершать правильные действия.
  2. Проверяю, как с этой неизвестностью боролись другие. Может быть, уже существует решение, которое подойдёт и мне.
  3. Раскладываю неизвестность на части: отделяю понятное от непонятного, а непонятное снова раскладываю. Это помогает увидеть, что задача решаема, если не пытаться взять её с разбега.
  4. Определяю, что можно делегировать, а что точно придётся делать самостоятельно. Всё, что можно делегировать — делегирую, что понятно и нужно делать самому — делаю, что непонятно и нужно делать самому отправляю на следующий шаг и...
  5. Просто начинаю делать. Да, мне тоже хотелось бы какую-то волшебную кнопку, но пока что я её не нашёл.
  6. Отдыхаю. Борьба с неизвестностью требует много сил, поэтому это важный этап.
  7. Фиксирую результат, чтобы лучше сохранить полученный опыт и в будущем справляться с куда более сложными «неизвестностями».

На этом всё, спасибо, что вы дочитали. Теперь поделитесь мыслями и комментариями, если они у вас есть. Вот вопросы, которые помогут, но можно написать, что угодно:

  • — Что нового почерпнули из статьи?
  • — Что можете добавить?
  • — Какое ощущение остаётся после статьи?
7 февраля   обучение   опыт   редактура

Самая важная статья про редактуру и работу с клиентом

Работа редактора — это заседание суда

Константин Савицкий. В ожидании приговора суда. 1985

На днях я смотрел фильм «Маршалл» и понял, что работа редактора — это заседание суда: редактор в роли адвоката, клиент в роли подсудимого, а целевая аудитория в роли присяжных. Я думаю, такое сравнение хорошо объясняет общие принципы в работе редактора с клиентом и информационным продуктом.

Если честно, я вообще считаю, что это фундаментальные знания, которые нужно усвоить до знакомства с Кемпом и стоп-словами. Поэтому-то я и зову статью самой важной. Но давайте по порядку.

Редактор помогает клиенту

Редактору важно осознавать: он не исполняет указания клиента, а помогает ему. Редактор — не исполнитель, а помощник. Обычно, все проблемы в работе с клиентом оттого, что редактор этого не осознаёт и чувствует себя подданным: что царь-клиент приказал, то и нужно делать. Правда в том, что никто никому не подчиняется, и каждый делает своё дело.

Оноре Домье. Защитник. 1840

Разберём на примере суда. Если подсудимый будет указывать адвокату, как выстраивать стратегию защиты, обоих ожидает провал. Главная проблема подсудимого — только ему известна правда о нём самом, но он не умеет эту правду правильно доносить. Он может только рассказать что-то такое: «Я невиновен и вообще лапушка, ну почему вы не понимаете?». Такой рассказ убедит разве что его поклонниц.

Чтобы не попасть за решётку, он нанимает адвоката, который сможет рассмотреть ситуацию с разных сторон и выстроить убедительную линию защиты. Иначе говоря, сможет привлечь присяжных на сторону подсудимого. Адвокат — единственный в мире человек, который одновременно может и хочет спасти шкуру подсудимого, больше ему надеяться не на кого.

В работе редактора всё то же самое, только ставки ниже. Вместо решётки — конкуренты и падение продаж, а вместо защиты от обвинения — убеждение в надёжности/выгоде/пользе и всего этого. В итоге получается так: клиент знает всё о своём бизнесе, но не умеет правильно это доносить. Чтобы не наломать дров, он нанимает редактора, который сможет глубоко погрузиться в эти знания и привлечь аудиторию на сторону клиента.

Клиент и редактор — работают друг с другом на равных, и очень важно это именно осознать, прочувствовать. Тогда не будет ни нужды, ни страха, ни заезженных приёмов из книги «Сначала скажите „Нет“». Будет настоящий профессионализм, честность и забота — всё как мы любим.

Редактор убеждает аудиторию

У аудитории есть две особенности поведения: она не верит на слово и не собирается разбираться. Поэтому редактор должен не просто рассказать, а объяснить и убедить.

Джон Морган. Господа присяжные. 1864

Присяжные не оправдают подсудимого, который прямо скажет: «Я такой-то хороший, не мусорю, каждый день звоню маме и с радостью ношу пакеты с покупками жены. Разве можно мне не доверять?». Со стороны подсудимого всё очевидно, он точно знает, какой он. Со стороны присяжных — нет. У них таких «хороших» по несколько человек за день и большая часть из них врёт. Они просто не имеют права верить всем на слово, на то они и присяжные.

Хороший адвокат знает всё о присяжных: кто они, сколько им лет, какие у них интересы, страхи, взгляды и так далее. Его задача — докопаться до сути и передать её присяжным. Для этого он должен предусмотреть все их сомнения, возможные вопросы и нестыковки, закрыть их доказательствами и выстроить всё в убедительную историю на понятном для присяжных(!) языке.

Неправ тот редактор, который думает, что аудитория во всём разберётся сама. Нельзя выкладывать рассказ в надежде, что ему поверят, или показывать неоформленные данные в надежде, что аудитория сама их проанализирует. Редактору, как и адвокату, нужно разобраться во всём самому, а затем выстроить убедительную историю.

Убедительная история — это не всегда только текст. Тот же адвокат во время заседания приводит свидетелей, показывает фотографии и видео с камер. То же самое с редактором — если он и пишет текст, он должен сделать его максимально убедительным.

Редактор должен понимать и помнить — он не просто тыкает по кнопочкам, а убеждает и побуждает. Только в этом случае пропадает графоманство, душа текста идёт на третий план, а на первый и второй выходят факты и логика.

Из этого следует вообще всё

Адвокату не помогут законы, если он не знает, как устроен процесс суда. Так же и редактору бесполезно читать Кемпа и советы Максима, если он не понимает общих вещей.

Зато если понимает, да ещё и инструментами владеет, сразу становится профессионалом. Осознание, что он помощник, а не исполнитель помогает ему вести любые переговоры с клиентом. А понимание своей задачи — делать круто.

Уже из этого вырастают все эти приёмчики: польза, забота, открытые вопросы, стоп-слова, параллельная структура и другие 433 поучения. Но они всегда остаются инструментами. Если редактор не понимает, когда они помогают, а когда нет, он с ними как обезьяна с гранатой.

Хочу обратить внимание: я не говорю, что инструменты не нужно изучать. Нужно. Общее и частное — две равноправные категории знания, которые помогают друг другу. Без понимания любой из них редактор может оказаться дилетантом, который гнёт свою линию без оглядки на мнение клиента и здравый смысл.

Не забудьте подписаться на мой канал в телеграме, чтобы изредка читать мои байки из путешествий. И поделиться статьей с друзьями, если она вам помогла.

2018   Компаниям   людям   опыт   редактура

Про открытость, щедрость и бесстрашие

Иногда люди и компании боятся делиться своими сакральными знаниями. Есть ощущение, будто они переживают, что придут конкуренты, воспользуются знаниями, станут умнее и заберут всех клиентов. А щедрая компания останется без прибыли и камнем упадёт на дно. Я считаю, ни фига это не так.

Уильям Сидней Маунт. Честный обмен. 1865

Быть открытым и честным полезно

Всё упирается в мотивацию. Те, кому сильно надо, добудут любые знания сами, или уже добыли. А остальным хоть лично их принеси и на стол положи — всё равно не воспользуются.

Есть куча примеров: американский MIT выложил лекции в открытый доступ, появилось много онлайн-университетов, в том числе и бесплатных, хабр, ютуб и сотни хороших блогов, да тех же книг полно, а толку немного. Кто-то, может, и учится чему-нибудь, но на баланс сил это почти не влияет. От сильных как ни прячь клад, они всё равно его откопают. Слабые как были слабыми, так и останутся ими навеки.

При этом для компании открытость и щедрость — только в плюс. Такая политика очень хорошо работает на доверие и имидж.

Допустим, компания делится вообще всеми своими знаниями. Я это вижу, но из-за каких-то внутренних предубеждений мне начинает казаться, что это далеко не всё. Напоминает эффект трейлера для фильма — тебе всё интересное показали, но всё равно любопытно, что же там ещё есть. Аудиотория начинает следить за компанией, постепенно проникается её культурой, начинает больше доверять и воспринимать её как эксперта.

Быть открытым и нечестным — вредно

Ещё важно — открытость без честности не работает. Грустно, когда руководители компаний этого не понимают. У меня есть пара примеров (и у любого редактора есть), когда компания запускает, например, блог и неосознанно хочет превратить в список хвалебных статей.

Если редактор слаб и не может аргументировать своё мнение, этот блог с ходу превращается в джинсовое полотно, в котором на лугах пасутся розовые единороги, на тропинках нет коровьих «мин», а в лужах минеральная вода. Компания вроде и открытая, и всё хорошо. Только такой розовопоневый мир всё это портит, потому что люди не дураки и всё это видят.

Быть закрытым тоже не стоит

Компания, которая прячет знания — по сути, не существует. Ей сложнее и сильно дороже заявлять о себе, привлекать клиентов и сотрудников. Её жадность и страх, как доспехи против призраков: должны защищать от угрозы, но по факту мешают ходить.

Я не могу не сказать, что компании или специалисты не всегда выбирают, быть им открытыми или нет. В большинстве случаев они просто оказываются в ловушке проклятия знания. По поводу этого проклятия мне не особо хочется рассказывать, потому что вещь довольно банальная. Но я для вас загуглил.

Если вы со мной согласны, расскажите про статью друзьям, пусть тоже согласятся.

И ещё, подпишитесь на мой канал в телеграме. Там тоже всякое пишу, не про редактуру.

2017   Компаниям   людям   мнение   опыт   редактура

Что делает текст крутым

Сегодня меня осенило: сам по себе инфостиль не сделает текст крутым. Об этом постоянно пишет Ильяхов, но никто толком не замечает. По-настоящему крутым текст делает опыт и профессионализм автора. Знаю, что это очевидно, но не сказать не могу.

Инсайт случился вот на этом моменте в разборе работ для вызова Главреда:

Внимание на последнее предложение. Что за пост-редактор в первом предложении, поймут не все, но это и не важно

Это метафора и по всем правилам инфостиля её тут быть не должно. Но когда я читал абзац, меня аж передёрнуло от того, насколько это понятно и в тему.

Или вот ещё. Почитайте пост Антона Носика. Подзаголовков нет, откровенно хреновая вёрстка, полно метафор и оборотов. Но оторваться невозможно. Глаз катится по тексту, а тело периодически вздрагивает от восхищения.

Начитанность и эрудированность человека чувствуется через «простыни» текста, через плохой шрифт и плохую редактуру. Много крутых авторов даже не слышали про инфостиль, но всё равно пишут словно боги.

Мы, молодые и глупые, стараемся жёстко следовать заповедям «Пиши, сокращай» и выгружаем в интернет механические полотна, от которых в сон клонит. А они просто пишут, как думают. Секрет в том, что думают они круто, поэтому и текст крутой. Вот и всё.

Что делает текст крутым? Крутой автор, вот что.

Жозев Дюкре. Зевота. 1783
2017   диктатура   людям   мнение   редактура   текст

Можно

Информационный стиль — это не о стоп-словах, если вы не знали. Это о том, как писать круто. Я даже не очень согласен с его названием. Если здравый смысл и логика становятся стилем, можно забыть про светлое будущее и хороший текст.

Можно писать «можно»

Люди периодически строят предположения и домыслы. Это не самая лучшая привычка, но с этим ничего не сделать. Да и в жизни почти не бывает чёрного и белого. Всегда есть альтернативы. Поэтому можно писать так, а можно эдак. Можно купить такой телефон, а можно сякой. Можно проверять текст в Главреде, а можно не проверять.

Слово «можно» разрешает действие, снимает запрет и разбавляет текст. Иногда в тексте нужно разрешить что-то сделать, чтобы закрыть возможные вопросы читателя. «Можно» даёт человеку выбор и показывает пути. А это важно.

Повелительное наклонение вроде «купите» не всегда вклинивается в текст. Частенько выглядит топорно и грубо. Плюс к этому оно не оставляет вариантов. Do or die. Не в каждом случае такой подход работает.

Но не всегда

Это всё не значит, что теперь надо писать «можно» на каждом углу. Нет. Писать нужно так, чтобы логика сохранялась, смысл был ясен, а текст не выглядел серым. Если продолжать фанатично выискивать стоп-слова в тексте, хороший инструмент превращается в шаманизм.

Текст в инфостиле не должен быть сухим

И не забывайте фразу Оби-Вана Кеноби: «Только ситхи всё возводят в абсолют».

2017   диктатура   Компаниям   людям   редактура   текст